Выбрать страницу

Почему даже во времена бедствий и катаклизмов люди  создавали произведения искусства, делали открытия в науке? Почему невозможно лишить человека акта творения ни в какую эпоху и ни при каких обстоятельствах? Можно вспомнить, как писали свои  заметки, новеллы и  романы  писатели и публицисты во время Второй мировой войны, под бомбежкой, в землянках. Вспомним, как психиатр, психотерапевт Виктор Франкл даже находясь в фашистском концлагере не прекращал своих научных исследований, касающихся нахождения  жизненного смысла. В  бесчеловечных условиях сталинских лагерей продолжали писать Варлам Шаламов, Александр Солженицын, а художник Марк Шагал  создавал свои картины, находясь на грани нищеты.  Так значит творчество – жизненная необходимость, неотъемлемая часть  существования как индивида, так и социума?

Для начала стоит обозначить, что творчество – это создание нового. Именно нового, даже если это новое нарисовано  цветными карандашами на листе формата А4.  То есть к многочисленным  популярным сегодня мастер-классам по изготовлению своими руками  корзинок и свечек понятие «творчество» не имеет отношения. Хобби и интересное проведение досуга – это копирование. О том, почему арт-терапия и совместный креативный досуг становятся с каждым днем все популярнее, можно поговорить отдельно.

В психологии существует несколько разных взглядов на природу творчества.

  1. Творчество как борьба со смертью.

В экзистенциальном подходе творчество рассматривается как попытка  справиться с неотступным страхом смерти. Люди с, так скажем, «тонкой перегородкой» между сознанием и бессознательным сталкиваются с тем, что называется «слабая защита». Хорошо вытесненная у большинства людей (спокойных) тревога по поводу того, что «все мы смертны» и «ничего не останется после меня» — находится под защитой и не прорывается в сознание (как не нужная для выживания). В общем, спокойные люди ни о чем таком не думают и не загружают мозг  непродуктивными размышлениями.  Ну, может быть, иногда, изредка, тревога по поводу смерти  всплывает в кошмарных снах на тему  преследований. Люди же с «тонкой перегородкой», с одной стороны, талантливы, чувствительны, могут извлекать оригинальные и сложные образы из глубин «юнгианского» коллективного бессознательного и нестандартно мыслят,  с другой – вынуждены терпеть и переваривать весь, так скажем, мусор, который проникает вместе с гениальными образами. В том числе и острое и, на самом деле, мешающее  спокойной жизни,  осознание неизбежности смерти. Как считают экзистенциальные  мыслители, печаль  по поводу чьего-то умирания смешана с негодованием, с неспособностью принять тот факт, что дорогого существа, а однажды и самого себя, больше никогда-никогда не будет на свете. С возрастом мы учимся лучше понимать смерть и принимать ее неизбежность, ну а до того человек склонен протестовать и бунтовать против того, что он уйдет, и другие тоже — уйдут. И уйдут бесследно. Если все заканчивается благополучно, то  взамен этому бунту  на свет и появляется творение или открытие.  Появляется новый, сотворенный  человеком мир, который останется  даже после смерти автора,  если и не для всего человечества, то хотя бы  для кого-нибудь.  Осознавание этого вызывает радость и снимает напряжение (на время, разумеется). Если творение  вовремя не появляется, тревога и напряжение по поводу смерти переходят в  необычные и  саморазрушительные поступки, к примеру, в отрезание собственного уха. То есть заниматься творчеством – это приветствовать жизнь. Предпочитать творчество бунту против смерти (порой  бессмысленному и беспощадному, такому, как уход в алкоголизм или наркоманию)  —  значит, выбирать жизнь. Создание нового – альтернатива разрушению. Оба стремления – созидание и разрушение — заложены в нас в равной степени, так что  творчество – это еще и декларирование отказа от разрушения и саморазрушения.

  1. Творчество как компенсация недостатков

О компенсационной природе творчества говорил Альфред Адлер, австрийский психолог, психиатр и мыслитель, создатель концепции индивидуальной теории личности.  В теории речь идет о том, что в основе жизненного стиля личности лежит заложенное в детстве стремление к превосходству, в результате которого происходит   компенсация «комплекса неполноценности» (Адлер ввел этот популярный сегодня термин). Так что на взгляд неофрейдистов природа творчества  состоит в том, что создание нового – это попытка самоутвердиться и превзойти остальных. Проще говоря, писатель только думает, что он пишет книгу, а на самом деле, он  все еще доказывает  маме, папе, одноклассникам и все остальным, что он совсем не глупый и не слабый. Люди творят, чтобы скомпенсировать свои недостатки. Или так: человек, понимающий, что он не способен опередить и победить всех в активных продажах, начинает интересоваться искусством и создает нечто если уж не выдающееся, то оригинальное. Он выходит из соревнования продавцов. Отсюда вывод: человек-альфа, скорее всего, ничего выдающегося не сделает – у него другие задачи. Он и так – альфа и опережает кого-то другого  в чем-то другом, а «теорему всего»  или  новый вид вокала откроет тот, кого в пятом классе забыли позвать на День Рождения.

  1. Творчество как результат неудовлетворенности

Это про Фрейда. По мнению основателя психоанализа творчество является выражением невротических паттернов. То есть творческий человек – болен, не удовлетворен и поглощен запретными желаниями. Вот эти самые скрытые в бессознательном неясные,  но ощутимые влечения сексуального толка и выражаются в творчестве. Именно они становятся топливом для машины, производящей открытия и творения. И чем быстрее у человека переполняется внутренний «контейнер», способный удерживать в себе нереализованные, возможно наказуемые, угрожающие желания, тем более ярким и оригинальным в итоге окажется произведение. Творчество в этом случае становится «чисткой», продуктом ассенизации переполненного нездоровыми потребностями индивида, а вовсе не таинством. Творчество в разрезе психоанализа – дает облегчение, снимает напряжение и…  способность к нему бесследно проходит после благополучного излечения невроза. Поэтому поэты и художники так часто пишут о раздирающих их душевных муках. А как же иначе? Пока болит – рождается новое, перестает болеть – не рождается, остается пустота и творческий кризис. Есть версия (не проверенная), что Анна Ахматова отказалась психоанализа, поскольку опасалась потерять остроту своего поэтического дара. Психоаналитики рассматривают состояние творческого полета и как регрессию в детское состояние. Действительно,  человек в момент создания нового похож на ребенка – рассеян, капризен и не в меру обидчив. О приступах раздражительности, перепадах настроения и странных желаниях известных творцов в период активной деятельности можно прочесть в воспоминаниях окружавших их близких людей. Личности, и без того не очень встроенные в социум,  выходили за всяческие рамки, пока не завершали свою работу.  Такова цена создания нового, так что можешь не писать – не пиши.

  1. Творчество как созидание

Психологи-гуманисты рассматривают творчество как акт наивысшего проявления человеческого Я в стремлении к максимальному раскрытию способностей при жизни на благо человечества. Творчество активизирует ресурсы индивидуума, помогает проявляться лучшим его качествам и одновременно делает мир лучше. Через сотворение как бы рождается в Мир новое Я и дарит себя Другим. Иными словами, творчество  в гуманистическом подходе – естественное проявление нормальных способностей здорового человека. Оно доступно каждому и может быть приложено к любой сфере жизни – от ведения бизнеса до воспитания детей, поскольку суть творчества — созидание, в любом случае встроенное в программу человека. И, в отличие от психоаналитиков, гуманисты считают, что чем более здоров человек, тем больше в его жизни творчества, а вовсе не наоборот. Творческая личность – это не истерзанный неудовлетворенными желаниями, замкнутый на себе  бедолага на грани срыва, а тот, кто привносит в мир нечто новое, улучшает его,  и одаривает своими идеями если не  все человечество, то хотя бы кого-нибудь, кроме себя самого. Получается, что творчество – это дар, а не проклятие и не симптом подступающего безумия. И уж тем более не компенсация  недостатков. Успешный человек – творческий человек.

Какова на самом деле природа творчества? Можно ли воспитать гения? Каждый ли человек всерьез талантлив? По всем этим вопросам не прекращаются споры среди психологов и педагогов, спорят об этом и психологи в Сыктывкаре.  А что думаете о творчестве вы?

Будьте счастливы. Ольга Авдеева.