Выбрать страницу

Автор — я.  Потерянный  Ежик

Жил-был Ежик.  Жил он  в дремучем лесу, по которому бродит множество зверей и в котором почти не бывает охотников.  Ежик был самым обыкновенным, и жизнь у него была простая и понятная: весной и летом он питался улитками и червячками, ловко насаживал на колючки  грибы  и дикие яблоки, а осенью забирался в полость старого   поваленного дерева и крепко засыпал на постели из опавших листьев. Для защиты от хищников покрупнее у Ежика были колючки, добывать червячков было не сложно, так что после обеда Ежик имел возможность  просто валяться в траве, смотреть на звезды, которые подмигивали ему сквозь еловые лапы, и  думать…    Но, увы, мысли у него были совсем не веселые: он себе не нравился ни капельки.   День за днем,  в сумерки,  Ежик подходил к зеркалу лесного озера, смотрел на свое отражение и горестно вздыхал.

«Какие у меня противные  маленькие глазки», — думал Ежик.  «Я маленький. Вместо шерсти у меня колючки. А лапки? Ну что это за маленькие лапки, на которых даже не попрыгаешь?»

Хорошенько  погрустив, он возвращался  в свою корягу и лежал там совсем один. Ежик был одинок.  Дружить с другими ежами ему не хотелось, а зайцам и белкам было не до него.

— Вон они какие, деловые, — бурчал себе под нос Ежик.  Конечно! Будь у меня такой хвост!…

Легче ему не становилось.  Больше всего на свете он хотел быть кем-нибудь другим. Ну хоть кем-нибудь!  Он смотрел на зайцев и думал:

«Вот был бы я Зайцем, были бы у меня такие прекрасные длинные уши, такая  нежная шерстка, ноги, созданные для прыжков и огромные голубые глаза.  Я бы тогда у-у-у-у.. Я бы тогда знаете, каким был бы счастливым! Я бы тогда о-о-о..! Прыгал бы весь день!  А если попробовать быть, как Заяц?».

Ежик подпрыгивал, но едва мог оторваться от земли, вед ножки у него были как у Ежика, а не как у Зайца.

Ежик смотрел на пробегающую мимо Лису и  вздыхал:

— Вот бы мне быть Лисой!  Я бы тогда стал грозой всех  деревенских кур и цыплят  и как бы я гордился своим роскошным хвостом!  Мне было бы ни чуточки не стыдно  прогуливаться по лесу.

А потом мимо пробегал  Лось, и Ежик, глядя на него, думал:

«Нет,  лучше мне было бы быть Лосем.  Лось бежит – земля дрожит! А какие рога! А ноздри!  Одной такой ноздрей можно втянуть в нос сразу пятерых  ежей!  Был бы я Лосем, меня бы все знали!  А ну-ка, попробую я быть, как Лось».

Ежик пробегал по лесу, но даже самый  маленький кустик становился для него непреодолимой преградой, и Ежику приходилось продираться сквозь ветки.

— Я – Ежик, и  это не изменить, — заключал Ежик и расстраивался еще больше.

В конце концов, он так загрустил, что потерял сон и осенью не смог уйти в спячку.  Он долго ворочался в своей коряге, а  потом  решил выйти наружу. Вышел и увидел: в лесу было белым-бело…   Повсюду лежал снег, и Ежик впервые почувствовал жуткий холод. Он задрожал мелкой дрожью,  осмотрелся и  увидел то, чего не видел никогда в жизни: серые следы на снегу, еловые лапы, покрытые огромными белыми шапками и – ой!.. Ежик зажмурился – с ярко-голубого неба на него смотрело  солнце. Ежик ненадолго ослеп и не понял, что случилось в это мгновение.  Взмахивая крыльями, на него спускалось что-то огромное и пучеглазое. Маленький черный Ежик был так заметен на белом снегу!

— Спасите! Помогите! – Ежик в страхе побежал, сам не зная куда, а когда опомнился,  понял, что случайно зарылся с головой в сугроб и тем самым спасся от  филина.   Тогда Ежик решил, что вернее всего будет выбраться из сугроба, вернуться в свое старое поваленное дерево и попытаться уснуть.  Но не тут-то было! Ежик высунул голову и не узнал местность. Убегая от филина, он заблудился, и в этой части леса он был явно не один…  Маленький белый клубок, подскакивая, катился прямо на него. Ежик  собрался  снова  нырнуть в сугроб, но в этот момент клубок развернулся. На Ежика смотрел  испуганный и осунувшийся Заяц. Ежик  несказанно обрадовался.

—  Ура! Заяц!  Спаси меня, а?  Я заблудился, я  умираю от холода!

— Вот, что я скажу тебе Еж, — протараторил Заяц, испуганно озираясь, — отгрызи кусок этой торчащей ветки, быстренько пережуй, а потом беги, не останавливаясь, посильнее прыгай, да не забывай запутывать следы. Но главное,  замаскируй колючки. Они тебя выдают.

Неподалеку хрустнула ветка.  Заяц вздрогнул и пустился наутек.  Ежик свернулся и замер – одни колючки торчат наружу.

— Я не боюсь. Я не боюсь. Я не боюсь, — твердил себе Ежик.

Он уже начал успокаиваться, когда из кустов выпрыгнул Лось. Ежик едва успел увернуться. Еще немного, и он оказался бы под самым копытом «лесного великана». Лесь даже не думал смотреть себе под ноги. Перемахнув через  молодые побеги ели, он скрылся в темноте леса так, словно за ним кто-то гнался. Надвигались ранние зимние сумерки…

Ежик,  едва отдышавшись  от пережитого  ужаса, помчался назад, туда, откуда, как он думал, прибежал. Ежик бежал, то часто-часто перебирая своими маленькими лапками, то летел кувырком,  оставляя в снегу неровную ложбинку. И небо, на котором уже начали проступать полупрозрачные, словно акварельные звезды,  кувыркалось вместе с ним. Оно становилось то белым и колким, то синим и бестелесным.

Солнце, наконец, зашло за ели, и Ежик окончательно  прозрел. Он остановился, прислушался к своему  громко стучащему сердечку, осмотрелся и увидел…  корягу, точь-в-точь, как свою, родную.  Луна освещала ее, и снег лежал на ней, как пуховое одеяло. Ежику  очень захотелось поскорее  оказаться на своей лежанке и нырнуть в теплый и неспешный ежачий сон. Он залез внутрь и  хотел  уже лечь на постель, но к своему удивлению увидел на ней  ежика.  Уставший и голодный Ежик  подумал, что он смотрит  на спящего себя.  Ежик замер. Он  долго смотрел на себя, не моргая, и  понял, что видит прекрасное существо, распластавшееся на подстилке из прошлогодних опавших  листьев. Оно лежало животиком  кверху, колючки были  умиротворенно прибраны, глазки зажмурены от удовольствия. Вдруг  маленькие забавные ножки  ежика вздрогнули во сне.

— Наверное, мне снится, что я убегаю от лисы, — подумал Ежик, — и не знаю,  что никуда бежать не надо, никуда спешить не надо. На самом деле, я очень счастливый Ежик, потому что могу просто быть  дома. Я – Ежик. Зимой я сплю, а летом ношу на спине грибы и дикие яблоки. Я  — тот, кто ест улиток, а потом  ложится в высокую-превысокую траву и смотрит на небо…

Ежик подполз поближе к спящему себе, устроился поудобнее и напоследок подумал: «Интересно, а можно ли уснуть во сне?». Оказалось, что ежики умеют и это.