Выбрать страницу

Любовь, влюбленность, страсть и… отношения. Почему чувство вовсе не означает – отношения? Эта тема волнует сегодня многих.

Окончательно заблудившись в карьерных лестницах, эталонах успешности и внешних атрибутах привлекательности, мы на минуту останавливаемся и вспоминаем о близости, о тех глубоко личных, интимных моментах, которые так легко исчезают из жизни и с таким трудом в нее возвращаются…

Влюбленность я бы определила как «неудачная попытка спастись от своей боли за счет Другого». Другого, при этом, конечно, никто не спрашивал – хочет он стать спасателем или нет. В общем, влюбленность – это не любовь. Влюбленность – это проекция, когда один награждает другого свойствами, которые не может раскрыть в себе, потому что не научили или не готов… То есть влюбленность – это когда мы влюбляемся в себя, не случившегося, в саму возможность быть собой, но отраженную в другом, как в зеркале. И любим другого при условии, что он будет проявлять силу, смелость, нежность, заботу или что-нибудь еще, чего нет, но очень хочется, чтобы было. Пусть мужчина будет для своей девушки таким, каким она его себе придумала, а если откажется, то и влюбленности конец. Ведь условие – не выполнено. Наступает крах мечты…. Так что с влюбленностью – это к психоаналитикам. От влюбленности приходится лечить – копаться в прошлом, менять сегодняшнее, планировать другое будущее.

От влюбленности даже можно умереть. Человек влюбляется вдруг — и все его силы начинают уходить на удержание партнера, на его захват или на растворение в нем. Ни на что другое просто не хватает энергии. Именно поэтому внезапно влюбившийся часто признается, что он больше не может ни о чем думать, не может тратить себя на что-то еще… Влюбляясь в наскоро слепленный «из того, что было» идеал, мы становимся кем угодно — то хищниками, то жертвами; то хитрыми лисами, то умирающими лебедями; то властными авторитетами, то послушными рабами. Кем угодно, только не собой. Мы становимся новорожденными, которые изо всех сил должны стать чьими-то. Или умереть. Вот поэтому, путая любовь с влюбленностью, можно встретить выражения из разряда «любовь – это мука», «страдания от любви» и так далее. Конечно, шутка ли — сутками напролет притворяться самому и требовать притворства от другого?

Любовь от влюбленности отличается тем, что ни девушка, ни парень не требуют друг от друга притворяться героем или принцессой. Никто уже не делает вид, что он питается радугой. Что есть – то и любят. Как говорится, кого любишь – тот и красивый. Да и проявлений любви на свете намного больше. Человек любит родителей, детей, природу, испытывает чувство любви к миру, когда слушает музыку. Мы любим Бога… Эрих Фромм в своей книге «Искусство любить» писал: «Детская любовь следует принципу: «Я люблю, потому что я любим». Зрелая любовь следует принципу: «Я любим, потому что я люблю». Незрелая любовь говорит: «Я люблю тебя, потому что я нуждаюсь в тебе». Зрелая любовь говорит: «Я нуждаюсь в тебе, потому что я люблю тебя».

А как же столь популярная сегодня независимость? А независимость — это одиночество и добровольный отказ от возможности испытать счастье, взяв ответственность не только за себя, но и еще за кого-то. Есть такое понятие – «здоровая созависимость», когда люди со-зависимы, то есть постоянно отдают другому и получают от другого. Честно, открыто, с радостью, а главное – взаимно. Сегодня не модно говорить о людях, как о «половинках». Помнишь старые песни, в которых люди искали своих половинок? Без этой самой половинки было неуютно и даже немного неприлично: человек, не нашедший половинку, вызывал подозрения. А чего он такой, никому не нужный? Может, с ним что-то не так? Мужчины без половинок так и назывались – «холостые» (бесполезные то есть). Сейчас – не так, сегодня все наоборот. Сейчас модно говорить о целостности и независимости и под целостностью подразумевать отсутствие желания сближаться с Другом. Мол, я такой целостный или такая целостная, что ни в ком другом не нуждаюсь. Сразу возникает образ полной эмоциональной и материальной успешности на ножках, образ стильно одетой независимости. Самостоятельность, свобода, независимость от людей и обстоятельств – то, к чему стремятся молодые люди, всячески обустраивая свою жизнь, наполняя ее персональным комфортом и защитами. Но если заглянуть поглубже в эту целостность, то там обнаружится… одиночество, страх, и неготовность изменяться. Мы так устроены, что человек, которому не нужны Другие, не нужен Другим. Человек, «независимый» от других, начинает ужасно зависеть от вещей и материального комфорта, он начинает бояться старости и смерти. Он становится одиноким потребителем. Сейчас таких, к сожалению, не мало…

Получается, что целостность в неверном, искаженном понимании – это «никомуненужность». У «никомуненужности», на первый взгляд, есть масса достоинств — не нужно меняться, не нужно ни с кем ничем делиться, не нужно ни под кого подстраиваться и отвечать за отношения. И снова возникает образ – легкости бытия. Невыносимой легкости бытия… Но говоря о целостности, успешности, независимости в понимании несближения мы говорим и об избегании того, что может «взрослить» личность – отношений взаимной, искренней любви. Правда в том, что человек духовно и личностно развивается только через близкие отношения. Близкие – это не когда в кино раз в неделю, а когда вместе и горе и в радости. Человек постоянно находится перед выбором – пройти через отношения с Другими со всеми неизбежными ссорами и конфликтами или убежать, отстраниться и встать в позицию «я независимый, независимая». Независимость, целиковость – в моде. Все чаще люди предпочитают жить самостоятельно, зачастую путая истинную самостоятельность (то есть способность жить не только для себя, но и еще для кого-то) со страхом перед отношениями. А ведь легенда о половинках появилась не на пустом месте. Только на пути обретения половинки человек обретает и свою настоящую внутреннюю силу, он становится собой. И если уж перейти от рассуждений к фактам, то у всех успешных людей (то есть живущих не только в заботе о себе, но и привносящих что-то в мир) – крепкие, большие семьи.