Выбрать страницу

С чем я работаю на консультациях?  Вот с такой странной, непонятной штукой – анализом существования и жизненным направлением. То есть с чем-то совершено  размытым, что случается между двумя конкретными событиями  — рождением и смертью. И в связи с ними.  Это когда  родиться – родился, а  как жить – непонятно, и умереть страшно, и выжить хочется, и смысл всей этой истории не ясен. Конечно же, я  спрашиваю  (иногда тихонько так проясняю, а иногда напрямую, открыто) —   как и когда человек сталкивался со смертью. Или с чем-то, что на нее похоже – например, изнасилованием или внезапным расставанием навсегда.  Что бывает?  Похороны отца, друга,  суицид  соседа…  да мало ли что.

Но вот ко мне приходит клиент Женя, вот сюда — https://bluebirdkomi.wordpress.com/  в «Синюю птицу»

И я, конечно, в какой-то момент  спрашиваю – что он помнит о смерти в своей жизни.

Жене – за тридцать. С полгода он почти не спит,  все время тревожен,  насторожен, боится, что  по какой-то причине внезапно умрут его близкие, и самое ужасное, что эта причина может быть в нем, из-за него.  Ему кажется, что самое главное – не иметь в голове «плохих мыслей», все время «думать о хорошем». Непрерывное думание о хорошем, бытие все время хорошим привело его  ко мне с переживанием собственной жизни, как безвыходного тупика.

Другие записи на Olgaavd.ru

Вконтакте: https://vk.com/id144494151

Женя меня научил многому. Например,  одним маленьким нашим диалогом много чему научил. Он меня научил – чем профессиональная психотерапевтическая помощь отличается от непрофессиональной.  Вот, за  пять минут, даже меньше.

Я спрашиваю – что ты  помнишь о смерти?

Он говорит  –  я щенка убил.

И говорит, что уже полгода вспоминает эту историю (полгода – это как раз время, за которое заметно для него  ухудшалось  его состояние).

Он говорит – я в детстве бросал щенка в воду, я так с ним играл, а он после этого вдруг умер.

Ну что тут  можно сделать непрофессионально?  Как ни странно, самое  непрофессиональное  — это начать давать интерпретации, утешать, изменить взгляд на  событие, еще что-то.
—  Но  ты был ребенком…

—  Ну и что? Это я его тогда убил.

—  Щенок мог болеть…

— Вы меня не понимаете!  Это я его тогда убил. Я это знаю. Он не болел, я бросал его в воду, я так с ним играл.  Я  думал, поиграю, и все.   А щенок умер.  Это  из-за меня.  Я точно это знаю.

Тут набираешь  воздуха в грудь, чтобы сказать что-то вроде: что ты чувствуешь сейчас.  И…  постигаешь очевиднейшую глупость  этой беседы.

В этот момент ничего не возможно сделать.  В этот момент понимаешь,  что за работу ты выбрала.  Работу – с которой  всегда ничего непонятно,  потому что все техники, методики,  отражение там,  сужение, прояснение, и даже «что ты чувствуешь сейчас»  — могут  вообще не работать.  Сработает только личность и  принятое раз и навсегда решение  спускаться  с клиентом на ту глубину его переживаний, на которой он сам, один, не может  находиться.  И не пытаться его оттуда за уши вытащить, а побыть, чтобы уже – вдвоем, полегче.

В этот момент понимаешь, что самое  профессиональное, как ни странно, что можно сделать – заткнуться. Просто помолчать и побыть рядом, помочь побыть с этим самым «Я щенка убил». Поприсутствовать  в этом чужом переживании и образно говоря – «подержать за руку», пока  это переживание происходит.  Потому что никакая сила не отменит совершённого и никакой побег от этого  за счет интерпретаций  —  невозможен.

И на консультации и в жизни есть истории, в которых нужно,  чтобы с тобой просто кто-нибудь побыл.  И все.

Другие записи на Olgaavd.ru

Вконтакте: https://vk.com/id144494151 (запись на консультацию)

Ольга Авдеева, Сыктывкар.