Выбрать страницу

«Ты же знаешь, человек должен иметь семью» — говорил мне один знакомый.  «Кому – должен?», — удивилась я.  А как же честный выбор? Может, человек еще и детей иметь – должен?  Именно вот в такой формулировке — иметь. А как же честный выбор?  Ну, это словно сказать – «человек должен иметь диплом  о высшем образовании». Или «человек должен любить биологию».

А если одиночество – не кошмар всей жизни, а честный,  осознанный  выбор в пользу собственной природы? А если одиночество – осознанная персональная  позиция по отношению к жизни? Если  приглядеться, таких позиций становится все больше.  Люди – закрыты и боятся боли от близости с другими? Или люди – настолько открыты и настолько связаны со своими персональными переживаниями, что чувствуют глубинную потребность  в собственном пространстве?

Может ли потребность в тишине и уединении означать неспособность идти на контакт? Может ли  удовольствие от встреч и расставаний считаться признаком незрелости ли результатом глубокой травмы? Стоит ли пожалеть  одиноких и  усадить их в кресло напротив психолога? И главное – нужно ли бояться своей   потребности в одиночестве и срочно бежать к психологу со словами «со мной что-то не то»?

Прильни к другому и ты получишь потерянный рай. Слейся с другим, и ты навсегда  будешь счастлив – эти  факты из мира психологии давно и хорошо известны.  Но  социум меняется с сумасшедшей скоростью, и к психологу идут какие-то новые Другие. Те, что отчаянно цепляются за людей, потому что это хотя бы какая-то норма на фоне всех страшилок об одиночестве. Те, что с ужасом начинают  понимать, что на самом деле их потерянный рай – это одиночество, а оно, вроде как, ненормально.  Человек же должен…

Одиночество вовсе не означает детскую выброшенность в мир, отвержение и  результат вселенского недоверия. Оно может означать  переживание, что у меня точно кто-то есть и я у кого-то точно есть, но есть ровно настолько, чтобы можно было вместе чувствовать. Чтобы вместе решать, когда, в какой форме и в каком количестве  организовывать совместное поведение. Поведение. Потому что для переживания не требуется постоянно кидать друг другу СМС-ки, спать в одной постели и непрерывно держаться за руки.  Вопрос выживания на хорошо освоенной и обустроенной планете меняется, и он не в объединении с кем-то, а в осознании себя. Не надо бояться одиночества, как чумной палочки. Оно может оказаться честным, осознанным выбором. Иногда более честным и более осознанным, чем семейные узы. Конечно, при условии честности и осознанности. Не нужно пугаться отсутствия необходимости  «хоть с кем-нибудь быть», чтобы не оказаться в рядах травматиков перед  осуждающим лицом общества.

Необходимость в своем пространстве и осознание меры этой необходимости  — важная часть отношений. Можно предположить, что в последнее время даже более необходимая для кого-то (не для всех!), чем  организация времени, проведенного вместе. Потому что свое пространство – это внутреннее, индивидуальное, а традиции (именно традиции) партнерских отношений – это внешнее, социальное.

Одинокий, одиночество – это уже не ярлыки, свидетельствующие о патологии, неудачах в личной жизни, о том, что «в общем… не получается ни с кем». Это потребность, в которой страшно признаваться, и которая от непризнанности не становится  меньше. Это не про закрытость, о которой так много говорят и пишут, это не про  лекарство от  ответственности за отношения. Это как раз про ответственность за отношения.  Это когда чувствовать себя – немного важнее, чем вдвоем спасаться от внешних невзгод.  Нет. Это не про всех, но это про кого-то (про некоторых). И это не про побег от людей.  Это про  новую форму  взаимоотношений с Другими, имеющую не очень красивое  и очень грустное название  — «одиночество». Может быть, его просто стоит переименовать.

Одиночество имеет право голоса. Оно может быть естественной, нормальной потребностью, причем настолько сильной, что его нехватка и одновременно его недопущение могут привести к сильнейшему внутреннему конфликту.  «Я думаю, что мне плохо, от того, что мне мало достается любви и внимания от других, а на самом деле мне плохо от того, что в попытках выклянчить эту самую чужую любовь я перестаю открывать и признавать в себе собственную».

Человек же должен…

И, конечно, лучше не забывать, что отношения, возникающие в результате любви — это добровольный отказ от добровольного одиночества. Тоже — позиция.